Мероприятия

в течение года

Проект «Библиотека в деталях», все подразделения ЦБС (ул. Космонавтов, 1)

8 (3513) 65-32-74, marketing-cbs@mail.ru


с 04.06 по 29.06  с 11:00 до 16:00

Читальный зал под открытым небом «Библиотечный дворик»

Акция «Под японским зонтиком», Площадка у Центральной городской библиотеки (ул. Космонавтов, 1)

8-904-810-89-68, raboty.00@ mail.ru


  • Независимая оценка качества оказания услуг
  • Библиотекарь рекомендует взрослым
  • Библиотекарь рекомендует детям
  • Виртуальная справочная служба
  • Краеведение

Книги для чтения к 70-летию Победы

Новые публикации о блокадном Ленинграде в журнале «Звезда»

Разумовский, Л. Дети блокады / Л. Разумовский; публ. и вступ. заметка М. Разумовской // Звезда. – 2014. - № 12. – С. 147 – 175.

Это отрывок из документальной повести «Дети блокады». В нем рассказывается о воспитанниках ленинградского детского дома, в котором экспериментально объединили два детских дома – школьный и дошкольный,- чтобы не разлучать братьев и сестер. Автор собрал и записал историю жизни детдомовских детей во время войны, сложенную из рассказов педагогов и воспитанников детского дома, из дневниковых записей своей старшей сестры и собственной памяти. В отрывке, опубликованном в журнале, рассказывается о жизни детей в эвакуации в Горьковской области.

«Когда нас привезли в Мантурово, местные женщины, глядя на нас, плакали, а Ольге Александровне говорили: «Доченька, ты их по дороге всех похоронишь» По приезде в Мантурово нас завели в столовую, и посудомойка, жалея нас, говорила: «Какие скелеты!»  А через три года, когда мы уже возвращались в Ленинград, та же женщина в той же столовой радовалась за нас: «Какие мордатые стали!»

 

Новиков, В. Письмо из блокады / Витя Новиков; публ., вступ. заметка Варвары Ромодановской // Звезда. – 2014. - № 12. – С. 143-145.

Письмо шестнадцатилетнего подростка Вити Новикова, он написал его 25 февраля 1942 года в Ленинграде. Оно было отправлено друзьям, которые находились в эвакуации. Письмо, каким – то образом, избежало проверки цензурой и поэтому содержит много трагических подробностей из жизни людей, оказавшихся в блокаде. Это письмо мальчика-подростка, полное жизнеутверждающего молодечества, и в то же время — это письмо человека, привыкшего к смерти как к повседневности.

«Знакомых наших общих значительно поубавилось, это даже по школе очень заметно. Юрий Соболев и Игорь Желтышев изволили Богу душу отдать. Учителя наши тоже хворают. Александр Васильевич болен воспалением легких, а Александр Алексеевич тоже еле ходит, а других старых учителей почти и не осталось... Многие повымерли, другие ударились в бега из Ленинграда, а третьи лежат и не встают. В общем, не буду выписывать некролог, а то и так скучно становится на душе».

Витя Новиков умер от голода осенью 1942года.

 

Иванов, А.Г. Спаси, Господи, люди Твоя: главы из книги / А. Иванов // Звезда. - 2014. - № 12. – С.7 – 98.

Художественная книга о жизни блокадного Ленинграда займет достойное место в ряду произведений о Великой Отечественной войне. В ней рассказывается не только о судьбах жителей города, но автор пытается ответить на вопрос - почему так трагически сложилась судьба города.

Главная героиня, Тина Бармина, живет в Ленинграде. Ее отца, крупного ленинградского ученого-химика, и маму репрессировали перед самой войной. Многое пришлось пережить юной девушке в блокадном Ленинграде: голод, холод, смерти сестры, соседей, друзей, изнасилование, арест. Вынести все и не сломаться ей помогала вера в Бога, к ней она пришла в годы войны. Молодой интеллигентной девушке в блокадном городе удалось пережить то, что не смогли вынести мужчины.

«Толя, ты? – Тина с трудом узнала его. – Заходи, как я рада тебя видеть! – Она отворила дверь и с ужасом смотрела, как он шаркает по коридору страшными стоптанными валенками, опираясь на самодельный костыль. Толик Шикунин был, может быть единственным человеком из класса, которому она обрадовалась бы искренне. Сейчас даже для блокадника он был страшен. Вместо головы – череп, обтянутый серой, в разводах копоти кожей. Глаза провалились, и тонкий, жалкий хрящ носа хищно загибался к губам, которых не было. И сама кожа вокруг рта стала серо-коричневой, как будто кто-то обмазал рот краской. Так выглядели все, у кого не было какого- либо «прикорма». Они были обречены. Тина увидела в глубоко провалившихся глазах отрешенный, безумный блеск – и испугалась... - Я мразь. Ты не должна прикасаться. Я пришел, чтобы съесть твою кошку. Мне сказали, что она у тебя жива.

Тина вдруг поняла, что странный костыль, на который он опирался, - охотничье ружье.

-Толик, - она потянула ружье к себе, преодолевая его вялое сопротивление. Она довольно ловко, сестринский опыт помог, повела его к кровати, он не сопротивлялся, и только странно, по - собачьи скулил».

Подготовила Т.В.Чинченкина, зав библиографическим сектором

Яндекс.Метрика